ЛИРА
г.Самара


Дорогие лиряне !

 25.02 в 13 час
 
 в библиотеке на Ново-Вокзальной, 221 
 
состоится встреча участников ЛТО "Лира". 
 
Мы встретимся с известным самарским поэтом Олегом Масловым, 

 у нас в гостях будут музыканты из клуба "Пилигримы",

 
поговорим о февральских памятных и праздничных датах,
 
 послушаем стихи и песни друг друга.
 
 До встречи!  
 

Информацию о новых конкурсах читайте в разделе "Мероприятия" 


http://lira-samara.ru/172


Справки по телефону:
8 903 301 00 89
Проза

Здравствуйте! На этой странице мы будем знакомить наших гостей с некоторыми рассказами наших авторов из сборника «Сильные крылья», который вышел в конце августа 2015 в рамках проекта «Нас объединяет книга».

Проза
МИХАИЛ ВЕРЁВКИН "ЧЕЛОВЕК ИЗ ЛЕГЕНДЫ"




МИХАИЛ ВЕРЁВКИН

ЧЕЛОВЕК ИЗ ЛЕГЕНДЫ


Для большинства детей и всех подростков детство закончилось 22 июня 1941 года...
Тогда как-то сразу 8-и, 10-летние дети стали взрослыми, не говоря уже о более старших.
В 1941 году наша семья, состоящая из 6 человек, жила в селе Кинель-Черкассы Куйбышевской области. Мама и папа были заняты сельским трудом и домашними делами, а самый старший наш брат служил на Тихом океане в морском флоте.
Старший из братьев работал в городе Чапаевске, средний только что окончил 9 классов и, как каждый сельский мальчик, уже работал в колхозе. А меня с младшим братом, рождения 1930 года, на все лето отправили работать в поле. Те, кто были постарше, работали на лошадях, вместо ушедших на фронт мужчин, а кто был младше – работали на прополках, ворошили сено, зерно, носили в поле воду. Девочкам было доверено ухаживать за грудными детьми, с которыми мамы вынуждены были выходить на полевые работы.
За школьные парты садились только после закрытия полевого сезона. И так было всю войну! Мы учились и работали, а порой даже работали, не учась. Нужно было помогать фронту! Другого нам было не дано!
Если взрослые всю глубину трагедии осознали в первый день войны, то дети, конечно, это поняли несколько позже. Сельские дети и так-то, по сравнению с городскими, реальнее понимают жизнь, заботы по домашнему хозяйству, а в войну и тем более! Спрос с нас, детей 10-15 лет, был в те годы по полной программе! За прогул или за опоздание на работу
могли судить, убежавших с работы разыскивали и наказывали по всей строгости закона, как дезертиров трудового фронта!
Вспоминаешь, и не верится, что все это было! Пережили, умудрялись учиться, работать и жить…
И вот, наконец, наступил долгожданный день Победы!
Я к тому времени был уже «взрослый», «опытный» восемнадцатилетний «специалист» сельского хозяйства, ветеринарный фельдшер Кабановского ветеринарного участка, который обслуживал восемь(!) колхозов.
Я узнал об окончании войны от хозяйки рано утром, а ей эту радостную весть объявили телефонистки железнодорожной станции Кабановка, вблизи которой и располагались наш ветеринарный участок и жилой дом, в котором мы жили.
Пулей выскочив во двор, начал запрягать лошадь по кличке Зайчик, которую так назвали за ее светло-серый окрас.Телятник находился в колхозе имени Чапаева, на окраине села, которое одним порядком тянулось до границ Сергиевского района.
Я во весь дух мчал в телеге, размахивая кнутом, безжалостно подхлестывая лошадь, и кричал: «Война окончилась! Победа!» На мой крик из домов выходили люди. Услышав весть, тут же бежали в свои дома, чтобы донести до домочадцев долгожданную радость. А я мчался на своем Зайчике, кричал до хрипоты, размахивая кнутом. Какое это было счастье – сообщить измученным войной людям такую замечательную весть: По-бе-да-а-а!!!
Когда я возвращался вечером домой после выполненной работы по прививке телят, я увидел множество ликующих людей, столы, стоящие на улице, где людям так хотелось всем вместе отметить этот замечательный день... А невдалеке за выгоном стояли несколько групп женщин, которые, обнявшись, громко голося и причитая, плакали, рыдали во весь голос… То было страшное горе тех, чьи женихи и мужья уже никогда не вернутся с этой проклятой войны…
…Через тридцать лет после этого дня я проезжал по служебной необходимости по той улице. Домов стало намного меньше, пустырей и бесхозных полей больше. Я, увидев пожилую женщину, спросил:
– Скажите, пожалуйста, а как же вы тут узнали об окончании войны, ведь тогда в селе и радио-то не было?
– Мне сказали соседи, что какой-то молодой парень, верхом на белом коне мчался по селу, и, размахивая красным флагом, с криком «Победа! Война кончилась!», принес им такую замечательную весть.
Так я, совершенно нежданно-негаданно попал в легенду, потому что потом еще несколько сельчан рассказывали так же. А почему в легенду? Так ведь ехал я не на белом коне, а в телеге! И не конь это был совсем, а серая лошадь, и размахивал я не красным флагом, а потрепанным кнутом! Вот в чем были правы информаторы – человек был молодым. И кричал во всё горло: «Победа! Война кончилась!» Это было чистейшей правдой!
Этим молодым человеком был я! Но с высоты своих лет, я не стал сельчан разочаровывать, хотя очень хотелось… Пусть живет такая красивая легенда.
могли судить, убежавших с работы разыскивали и наказывали по всей строгости закона, как дезертиров трудового фронта!
Вспоминаешь, и не верится, что все это было! Пережили, умудрялись учиться, работать и жить…
И вот, наконец, наступил долгожданный день Победы!
Я к тому времени был уже «взрослый», «опытный» восемнадцатилетний «специалист» сельского хозяйства, ветеринарный фельдшер Кабановского ветеринарного участка, который обслуживал восемь(!) колхозов.
Я узнал об окончании войны от хозяйки рано утром, а ей эту радостную весть объявили телефонистки железнодорожной станции Кабановка, вблизи которой и располагались наш ветеринарный участок и жилой дом, в котором мы жили.
Пулей выскочив во двор, начал запрягать лошадь по кличке Зайчик, которую так назвали за ее светло-серый окрас.
Телятник находился в колхозе имени Чапаева, на окраине села, которое одним порядком тянулось до границ Сергиевского района.
Я во весь дух мчал в телеге, размахивая кнутом, безжалостно подхлестывая лошадь, и кричал: «Война окончилась! Победа!» На мой крик из домов выходили люди. Услышав весть, тут же бежали в свои дома, чтобы донести до домочадцев долгожданную радость. А я мчался на своем Зайчике, кричал до хрипоты, размахивая кнутом. Какое это было счастье – сообщить измученным войной людям такую замечательную весть: По-бе-да-а-а!!!
Когда я возвращался вечером домой после выполненной работы по прививке телят, я увидел множество ликующих людей, столы, стоящие на улице, где людям так хотелось всем вместе отметить этот замечательный день... А невдалеке за выгоном стояли несколько групп женщин, которые, обнявшись, громко голося и причитая, плакали, рыдали во весь голос… То было страшное горе тех, чьи женихи и мужья уже никогда не вернутся с этой проклятой войны…
…Через тридцать лет после этого дня я проезжал по служебной необходимости по той улице. Домов стало намного меньше, пустырей и бесхозных полей больше. Я, увидев пожилую женщину, спросил:
– Скажите, пожалуйста, а как же вы тут узнали об окончании войны, ведь тогда в селе и радио-то не было?
– Мне сказали соседи, что какой-то молодой парень, верхом на белом коне мчался по селу, и, размахивая красным флагом, с криком «Победа! Война кончилась!», принес им такую замечательную весть.
Так я, совершенно нежданно-негаданно попал в легенду, потому что потом еще несколько сельчан рассказывали так же. А почему в легенду? Так ведь ехал я не на белом коне, а в телеге! И не конь это был совсем, а серая лошадь, и размахивал я не красным флагом, а потрепанным кнутом! Вот в чем были правы информаторы – человек был молодым. И кричал во всё горло: «Победа! Война кончилась!» Это было чистейшей правдой!
Этим молодым человеком был я! Но с высоты своих лет, я не стал сельчан разочаровывать, хотя очень хотелось…
Пусть живет такая красивая легенда.